Joomla Joomla

Старый сценарий дракончика

Вот выдержка из книги, знакомящая нас с персонажем, которого мы будем использовать в своём ролике как главное действующее лицо. Вокру г него и будет всё крутится. Вы можете прочитать всю книгу для более полного знакомства.

Терри Пратчетт

Стража! Стража!

Доисторические люди должны были бы поклоняться ей, и очевидно с восхищением высекали ее прижизненные статуи тысячу лет назад. У нее была копна каштановых волос; парик, как узнал позже Бодряк. Никому, кто вынужден был заниматься работой с драконами, не удавалось долго сохранить свои собственные волосы.

И конечно на плече у нее сидел дракон. Его представили как Ударяющего когтем Винсента Вундеркинда из Квирма, откликавшегося на Винни, и он, казалось, вносил достойный вклад в необычный химический запах, который заполнял весь дом. Этот запах пропитывал все. Даже щедрый кусочек торта, который она предложила ему, имел этот вкус.

— Плечо, э‑э… выглядит… весьма привлекательно. сказал он, делая отчаянную попытку вести светскую беседу.

— Глупости. — сказала леди Рэмкин. — Я просто обучаю его, потому что сиделки драконов подняли цены вдвое.

Бодряк пробормотал, что по счастливой случайности он увидал леди высшего общества с маленьким, колоритным дракончиком на плече и подумал, что это выглядит так чудесно.

— Ах, это звучит так чудесно. — сказал она. — Я должна это признать. Впрочем также должна признать, что это означает ожоги, спутанные волосы и экскременты на спине. Да еще эти когти, впивающиеся в плечо. А затем всем не нравится, когда они подрастают и становятся слишком большими и дурно пахнущими, и у них есть выбор — или отправиться в Сияющее Убежище для Потерянных Драконов, или с петлей на шее в реку, бедняжки. — Она села, поправив юбку, из которой можно было бы сшить паруса для небольшой флотилии. Хватит об этом. Вы согласны, капитан Бодряк?

Небольшой дракончик выполз из‑под стула и возложил свою морду на колени Бодряка. Он уставился на Бодряка большими коричневыми глазами и капнул ему на колени чем‑то едким. И он смердел как кольцо вокруг ванны с кислотой.

— Это Росинка Мабеллин Ударяющий‑Когтем Первый. — сказала леди Рэмкин. — Чемпион и повелитель чемпионов. Он совсем сейчас не извергает огня, бедный сопливчик. Ему нравится почесывать брюшко.

Бодряк исподтишка делал свирепые попытки сбросить старого дракона. Тот жалобно жмурился и, растягивая в оскале пасть, обнажал частокол почерневших от копоти зубов. — Просто столкните его, если он надоедает вам. — весело сказала леди Рэмкин. — Так о чем вы меня хотели спросить?

— Я удивлен, как можно вырастить такого большого болотного дракона? — сказал Бодряк, пытаясь сменить позицию.

Раздалось тихое ворчание.

— Вы проделали такой путь, только чтобы спросить меня об этом? Что ж… Мне кажется стоит вспомнить о Веселом Душке Ударяющем‑Когтем Анка, высотой в четырнадцать больших пальцев, от кончиков пальцев до завитков на голове. задумалась леди Рэмкин.

— Э‑э…

— Около трех футов шести дюймов. — вежливо добавила она.

— Не больше чем этот? — с надеждой сказал Бодряк. Старый дракон у него на колене начал похрапывать.

— Бог мой, нет. Конечно он немного уродлив. Как правило они не вырастают больше чем восемь больших пальцев. Капитан Бодряк зашевелил губами, пытаясь быстро подсчитать. — Два фута? — предположил он.

— Верно. Это разумеется лебеди. Курочки немного меньше.

Капитан Бодряк не собирался сдаваться. — Лебедь — это самец дракона? — сказал он.

— Только после двухлетнего возраста. — торжествующе сказала леди Рэмкин. — До восьми месяцев его называют мухоловкой, затем до четырнадцати месяцев он петушок, а затем его называют оперившимся…

Капитан Бодряк сидел как зачарованный, доедая ужасный торт, его бриджи постепенно растворялись, по мере того как поток информации вливался в него; о том, как самцы сражаются языками пламени, но в сезон кладки яиц только курочки <Разумеется только до третьей кладки. После этого они становились дамами .> извергают пламя, из‑за сгорания внутренних газов, для того чтобы высидеть яйца, которым нужна такая высокая температура, что самцы собирают дрова; группа болотных драконов называлась падением или смущением; самка была в состоянии откладывать до трех кладок по четыре яйца каждый год, большинство из которых вытаптывалась рассеянными самцами; и эти драконы обоих полов совершенно не интересовались друг другом, а также ничем, кроме дров, и это происходило один раз в два месяца, когда они становились целеустремленными как мотопила.

Он был не в состоянии предотвратить поход в загоны, расположенные на заднем дворе, переодевшись в кожаную одежду, закрывавшую его с ног до головы, а лицо закрывали стальные пластины, и был препровожден в длинное низкое здание, где свист раздавался казалось со всех сторон.

Температура была ужасная, но не настолько невыносимая как коктейль из запахов. Он бесцельно плелся от одной металлической клетки к другой, в то время как грушеподобных, скрипучих маленьких страшилищ с красными глазами представляли ему как «Лунный‑Пенни Княгиня Мартовское‑Огорчение, которая ныне в положении» и «Лунный‑Туман Ударяющий‑Когтем II, который был признан самым породистым в Псевдополисе в прошлом году». Языки бледно‑зеленого пламени шаловливо лизали ему колени.

Над многими стойлами были прикреплены розетки и сертификаты.

— А это, боюсь признаться, Хороший‑Мальчик Котомка Каменное‑Перышко из Квирма. — неотступно продолжала рассказывать леди Рэмкин.

Бодряк обалдело уставился на маленькое создание, скрутившееся на полу за обугленным барьером. Оно имело такое же сходство с прочими драконами, какое имел Валет со средним человеческим существом. Кто‑то из предков наградил его парой бровей, которые были размерами как его пухленькие крылышки, никогда не поднимавшие его в воздух. Его голова имела неправильный облик, как у муравьеда. У него были ноздри как сопла. Если бы он попытался вступить в воздушный десант, то ему потребовались двойные парашюты.

Он также молча одарил капитана Бодряка весьма разумным взглядом, который вряд ли можно было ожидать от животного, включая капрала Валета.

— Это случается. — печально сказала леди Рэмкин. — Все из‑за этих генов, понимаете.

— С ним? — сказал Бодряк. Как бы‑то ни было, создание казалось сконцентрировало всю свою силу, унаследованную от братьев и сестер, на бесполезную трату пламени и шума во взгляде, который был подобен удару раскаленным копьем.

И тут совсем не могло помочь воспоминание о том, как давным‑давно он хотел иметь щенка, когда был маленьким мальчиком. Опомнись, они умирают от голода — независимо от мяса, которое им дали.

Он услышал, что говорит повелительница драконов. — Кое‑кто пытается разводить драконов из‑за хорошего пламени, длинной чешуи, правильной раскраски и тому подобного. А кое‑кто просто должен предохранять их от возможного всеобщего живодерства.

Маленький дракон бросил на Бодряка взгляд, который мог гарантировать победу, присуждаемую Дракону, которого Судьи Более Всего Захотели Унести Домой и Использовать как Переносной Газовый Фонарь.

Полное обдирание шкуры, подумал Бодряк. Он не был уверен в точном значении слова, но мог высказать смелую догадку. Живодерство было подобно тому, как если бы вас должны были вышвырнуть после того, как было выжато все самое ценное. Как Дозор, подумал он. Полное обдирание, всех и вся, каждого из них. А также его. Это была сага его жизни.

— Этот Характер для вас. — сказала леди Рэмкин. — Разумеется я не мечтала о потомстве от него, но тем не менее он вполне способен на это.

— Почему бы и нет? — сказал Бодряк.

— Потому что драконы должны спариваться в воздухе, а он, боюсь, никогда не будет в состоянии летать на этих крыльях. Мне будет естественно очень жаль потерять эту линию крови. Он происходит от Бренды Родли Кусающей‑Дерево Блестяще‑Чешуйчатой. Вы знаете Бренду?

— Э‑э, нет. — сказал Бодряк. Леди Рэмкин была одной из тех личностей, которые предполагают, что каждый должен знать тех, кого они знают.

— Обаятельный крошка. Как бы то ни было, у его братьев и сестер вполне приличный внешний вид.

Бедный придурок, подумал Бодряк. В двух словах — этот Характер для тебя. Всегда раздается нижний край колоды.

Ничего удивительного, что они зовут ее матерью…

Бодряк без слов вручил ей пакет. Она сбросила свои тяжелые рукавицы и развернула его.

— Гипсовый слепок отпечатка ноги. — открыто сказала она. — Да?

— Это ни о чем вам не напоминает? — сказал Бодряк.

— Возможно о болотной птице.

— Ах. — Бодряк был пришиблен сообщением.

Леди Рэмкин засмеялась. — Или необычайно большой дракон. Вы взяли его в музее, не так ли?

— Нет. Я нашел его на улице сегодня утром.м

— Ха‑ха? Кто‑то решил сыграть с вами шутку, старина.

— Э. Это были косвенные улики.

Он сказал ей об этом. На что она ответила долгим взглядом.

— Draco nobilis. — хрипло сказала она.

— Простите? — сказал бодряк.

— Draco nobilis. Благородный дракон. Как противоположность этим малышам… — она махнула рукой в направлении рядов посвистывающих ящериц. — Draco vulgaris, большинство из них. Но более крупные особи все вымерли, вы же знаете.

Это на самом деле бессмысленно. Ни малейшего сомнения. Все вымерли. Они были прекрасными созданиями. Весили тонны. И самые крупные создания, которые даже могли летать. Никто даже не догадывается, как они это делали.

И тут они догадались.

Настала внезапная тишина.

Во всех клетках, вдоль всех рядов драконы молчали, сидя настороже с горящими глазами. Они все уставились на крышу.

Вот выдержка из книги, знакомящая нас с персонажем, которого мы будем использовать в своём ролике как главное действующее лицо. Вокру г него и будет всё крутится. Вы можете прочитать всю книгу для более полного знакомства.

Терри Пратчетт

Стража! Стража!

Доисторические люди должны были бы поклоняться ей, и очевидно с восхищением высекали ее прижизненные статуи тысячу лет назад. У нее была копна каштановых волос; парик, как узнал позже Бодряк. Никому, кто вынужден был заниматься работой с драконами, не удавалось долго сохранить свои собственные волосы.

И конечно на плече у нее сидел дракон. Его представили как Ударяющего когтем Винсента Вундеркинда из Квирма, откликавшегося на Винни, и он, казалось, вносил достойный вклад в необычный химический запах, который заполнял весь дом. Этот запах пропитывал все. Даже щедрый кусочек торта, который она предложила ему, имел этот вкус.

— Плечо, э‑э… выглядит… весьма привлекательно. сказал он, делая отчаянную попытку вести светскую беседу.

— Глупости. — сказала леди Рэмкин. — Я просто обучаю его, потому что сиделки драконов подняли цены вдвое.

Бодряк пробормотал, что по счастливой случайности он увидал леди высшего общества с маленьким, колоритным дракончиком на плече и подумал, что это выглядит так чудесно.

— Ах, это звучит так чудесно. — сказал она. — Я должна это признать. Впрочем также должна признать, что это означает ожоги, спутанные волосы и экскременты на спине. Да еще эти когти, впивающиеся в плечо. А затем всем не нравится, когда они подрастают и становятся слишком большими и дурно пахнущими, и у них есть выбор — или отправиться в Сияющее Убежище для Потерянных Драконов, или с петлей на шее в реку, бедняжки. — Она села, поправив юбку, из которой можно было бы сшить паруса для небольшой флотилии. Хватит об этом. Вы согласны, капитан Бодряк?

Небольшой дракончик выполз из‑под стула и возложил свою морду на колени Бодряка. Он уставился на Бодряка большими коричневыми глазами и капнул ему на колени чем‑то едким. И он смердел как кольцо вокруг ванны с кислотой.

— Это Росинка Мабеллин Ударяющий‑Когтем Первый. — сказала леди Рэмкин. — Чемпион и повелитель чемпионов. Он совсем сейчас не извергает огня, бедный сопливчик. Ему нравится почесывать брюшко.

Бодряк исподтишка делал свирепые попытки сбросить старого дракона. Тот жалобно жмурился и, растягивая в оскале пасть, обнажал частокол почерневших от копоти зубов. — Просто столкните его, если он надоедает вам. — весело сказала леди Рэмкин. — Так о чем вы меня хотели спросить?

— Я удивлен, как можно вырастить такого большого болотного дракона? — сказал Бодряк, пытаясь сменить позицию.

Раздалось тихое ворчание.

— Вы проделали такой путь, только чтобы спросить меня об этом? Что ж… Мне кажется стоит вспомнить о Веселом Душке Ударяющем‑Когтем Анка, высотой в четырнадцать больших пальцев, от кончиков пальцев до завитков на голове. задумалась леди Рэмкин.

— Э‑э…

— Около трех футов шести дюймов. — вежливо добавила она.

— Не больше чем этот? — с надеждой сказал Бодряк. Старый дракон у него на колене начал похрапывать.

— Бог мой, нет. Конечно он немного уродлив. Как правило они не вырастают больше чем восемь больших пальцев. Капитан Бодряк зашевелил губами, пытаясь быстро подсчитать. — Два фута? — предположил он.

— Верно. Это разумеется лебеди. Курочки немного меньше.

Капитан Бодряк не собирался сдаваться. — Лебедь — это самец дракона? — сказал он.

— Только после двухлетнего возраста. — торжествующе сказала леди Рэмкин. — До восьми месяцев его называют мухоловкой, затем до четырнадцати месяцев он петушок, а затем его называют оперившимся…

Капитан Бодряк сидел как зачарованный, доедая ужасный торт, его бриджи постепенно растворялись, по мере того как поток информации вливался в него; о том, как самцы сражаются языками пламени, но в сезон кладки яиц только курочки <Разумеется только до третьей кладки. После этого они становились дамами .> извергают пламя, из‑за сгорания внутренних газов, для того чтобы высидеть яйца, которым нужна такая высокая температура, что самцы собирают дрова; группа болотных драконов называлась падением или смущением; самка была в состоянии откладывать до трех кладок по четыре яйца каждый год, большинство из которых вытаптывалась рассеянными самцами; и эти драконы обоих полов совершенно не интересовались друг другом, а также ничем, кроме дров, и это происходило один раз в два месяца, когда они становились целеустремленными как мотопила.

Он был не в состоянии предотвратить поход в загоны, расположенные на заднем дворе, переодевшись в кожаную одежду, закрывавшую его с ног до головы, а лицо закрывали стальные пластины, и был препровожден в длинное низкое здание, где свист раздавался казалось со всех сторон.

Температура была ужасная, но не настолько невыносимая как коктейль из запахов. Он бесцельно плелся от одной металлической клетки к другой, в то время как грушеподобных, скрипучих маленьких страшилищ с красными глазами представляли ему как «Лунный‑Пенни Княгиня Мартовское‑Огорчение, которая ныне в положении» и «Лунный‑Туман Ударяющий‑Когтем II, который был признан самым породистым в Псевдополисе в прошлом году». Языки бледно‑зеленого пламени шаловливо лизали ему колени.

Над многими стойлами были прикреплены розетки и сертификаты.

— А это, боюсь признаться, Хороший‑Мальчик Котомка Каменное‑Перышко из Квирма. — неотступно продолжала рассказывать леди Рэмкин.

Бодряк обалдело уставился на маленькое создание, скрутившееся на полу за обугленным барьером. Оно имело такое же сходство с прочими драконами, какое имел Валет со средним человеческим существом. Кто‑то из предков наградил его парой бровей, которые были размерами как его пухленькие крылышки, никогда не поднимавшие его в воздух. Его голова имела неправильный облик, как у муравьеда. У него были ноздри как сопла. Если бы он попытался вступить в воздушный десант, то ему потребовались двойные парашюты.

Он также молча одарил капитана Бодряка весьма разумным взглядом, который вряд ли можно было ожидать от животного, включая капрала Валета.

— Это случается. — печально сказала леди Рэмкин. — Все из‑за этих генов, понимаете.

— С ним? — сказал Бодряк. Как бы‑то ни было, создание казалось сконцентрировало всю свою силу, унаследованную от братьев и сестер, на бесполезную трату пламени и шума во взгляде, который был подобен удару раскаленным копьем.

И тут совсем не могло помочь воспоминание о том, как давным‑давно он хотел иметь щенка, когда был маленьким мальчиком. Опомнись, они умирают от голода — независимо от мяса, которое им дали.

Он услышал, что говорит повелительница драконов. — Кое‑кто пытается разводить драконов из‑за хорошего пламени, длинной чешуи, правильной раскраски и тому подобного. А кое‑кто просто должен предохранять их от возможного всеобщего живодерства.

Маленький дракон бросил на Бодряка взгляд, который мог гарантировать победу, присуждаемую Дракону, которого Судьи Более Всего Захотели Унести Домой и Использовать как Переносной Газовый Фонарь.

Полное обдирание шкуры, подумал Бодряк. Он не был уверен в точном значении слова, но мог высказать смелую догадку. Живодерство было подобно тому, как если бы вас должны были вышвырнуть после того, как было выжато все самое ценное. Как Дозор, подумал он. Полное обдирание, всех и вся, каждого из них. А также его. Это была сага его жизни.

— Этот Характер для вас. — сказала леди Рэмкин. — Разумеется я не мечтала о потомстве от него, но тем не менее он вполне способен на это.

— Почему бы и нет? — сказал Бодряк.

— Потому что драконы должны спариваться в воздухе, а он, боюсь, никогда не будет в состоянии летать на этих крыльях. Мне будет естественно очень жаль потерять эту линию крови. Он происходит от Бренды Родли Кусающей‑Дерево Блестяще‑Чешуйчатой. Вы знаете Бренду?

— Э‑э, нет. — сказал Бодряк. Леди Рэмкин была одной из тех личностей, которые предполагают, что каждый должен знать тех, кого они знают.

— Обаятельный крошка. Как бы то ни было, у его братьев и сестер вполне приличный внешний вид.

Бедный придурок, подумал Бодряк. В двух словах — этот Характер для тебя. Всегда раздается нижний край колоды.

Ничего удивительного, что они зовут ее матерью…

Бодряк без слов вручил ей пакет. Она сбросила свои тяжелые рукавицы и развернула его.

— Гипсовый слепок отпечатка ноги. — открыто сказала она. — Да?

— Это ни о чем вам не напоминает? — сказал Бодряк.

— Возможно о болотной птице.

— Ах. — Бодряк был пришиблен сообщением.

Леди Рэмкин засмеялась. — Или необычайно большой дракон. Вы взяли его в музее, не так ли?

— Нет. Я нашел его на улице сегодня утром.м

— Ха‑ха? Кто‑то решил сыграть с вами шутку, старина.

— Э. Это были косвенные улики.

Он сказал ей об этом. На что она ответила долгим взглядом.

— Draco nobilis. — хрипло сказала она.

— Простите? — сказал бодряк.

— Draco nobilis. Благородный дракон. Как противоположность этим малышам… — она махнула рукой в направлении рядов посвистывающих ящериц. — Draco vulgaris, большинство из них. Но более крупные особи все вымерли, вы же знаете.

Это на самом деле бессмысленно. Ни малейшего сомнения. Все вымерли. Они были прекрасными созданиями. Весили тонны. И самые крупные создания, которые даже могли летать. Никто даже не догадывается, как они это делали.

И тут они догадались.

Настала внезапная тишина.

Во всех клетках, вдоль всех рядов драконы молчали, сидя настороже с горящими глазами. Они все уставились на крышу.

сценарий

Сценарий

к сиквелу по

книге Терри Пратчетта «Стража! Стража!»

Плоский Мир. Улица Анк-Морпорка. Натура

Идём по улице и приближаемся к вратам кузницы. Входим во двор кузницы. Направляемся к дверям кузни.

Плоский Мир. Анк-Морпорк. Кузня. Интерьер

КУЗНЕЦ на наковальне молотом кует изделие. Останавливается и с изделием поворачивается к горну, подставляет под жар изделие. Ногой нажимает на педаль у пола и рядом с горном в движение приходит механизм с плетями, бьющими по ДРАКОНЧИКУ прикованному к горну. Из пасти дракончика вылетает небольшое пламя и дальше “Кхе, Кхе..” и думок, пламени нет.

Кузнец отцепляет от горна дракончика и идёт к загонам. Приковывает дракончика в загоне и закрывает дверь.

Кузнец подходит к углю и загребает миску, открывает другой загон и ставит миску перед ДРУГИМ ДРАКОНЧИКОМ.

Плоский Мир. Анк-Морпорк. Кузня. Загон для дракончиков. Интерьер

Дракончик вскакивает и начинает жадно есть уголь. Съев весь уголь у дракончика начинают из пасти выходить небольшие огоньки пламени.

Плоский Мир. Анк-Морпорк. Кузня. Интерьер

Кузнец хватает дракончика за шею и отстегивает от стены цепи и направляется к горну.

У дракона появляется ужас на мордочке (видим крупно дракончика)

Кузнец цепляет одну цепь за кольцо у горна

Дракончик начинает в паника выдираться и выбрасывает огненные струим

Дракончик замирает (злостно) уставившись на ненавистное кольцо

Дракончик втягивает воздух ноздрями и выдает струю пламени в кольцо с прикрепленной цепью

Цепь раскаляется

Дракончик резко дергает, цепь разрывается, попадая по руке кузнецу раскаленной частью

Кузнец вскрикивает от боли, отдергивая руку и машет от боли обожженной рукой

Дракончик впивается зубами в другую руку

Кузнец разжимает вторую руку удерживающую вторую цепь от дракончика

Дракончик вырывается и заскакивает под стол

Дракончик оглядывает кузню

Кузнец медленно надвигается вооружившись железякой

Дракончик медленно отступает назад и резко разворачиваясь, бежит за бадью с водой (в тот момент, когда кузнец делает выпад вперед в попытке схватить дракончика)

Дракончик выглядывает между бадьей и стеной

Кузнец осторожно приближается

Дракончик пятится за бадью, выглядывает с другой стороны бадьи

кузнец подкрадывается всё ближе

Дракончик оглядывается на дверь

Створки двери плотно заперты

Дракончик смотрит на окна

Окна узкие бойницы в которые не пролезть

Дракончик пятится и упирается в угол стены кузни и угольной отгороди за бадьей

Дракончик резко выскакивает из-за бадьи и запрыгивает на наковальню, с неё перепрыгивает на горн, прижимается к нему взмахивая крыльями и выпуская на преследователя столп пламени и скрывается в трубе горна

Плоский Мир. Небо Анк-Морпорка над кузницей. Натура

Вылетает из трубы над кузней (слышит вслед только горестный рёв кузнеца)

Дракончик летит подальше от кузницы ( весело закладывает фигуры высшего пилотажа)

Плоский Мир. Небо Анк-Морпорка. Дом с горгульями Натура

Высокое здание с горгульями (Дракончик решает отдохнуть и осмотреться, приземлившись на это здание)

Дракончик приземляется на поднятую лапу горгульи на углу здания

Дракончик сидит и смотрит на дома внизу и улицу с переулками под домом

Глаз горгульи приоткрывается

Вторая рука горгульи медленно разжимает пальцы державшие карниз

Рука горгульи медленно замахивается, постепенно ускоряясь

Рука горгульи резким движением бьет дракончика

Дракончик падает с горгульи

Рука горгульи резко возвращается в своё изначальное положение

Дракончик летел вниз тормашками в приближающуюся крышу дома с противоположной стороны улицы

Плоский Мир. Улица Анк-Морпорка. Крыши домов. Натура

Дракончик падает на крышу дома (дом ниже дома с горгульями)

Дракончик катится по скату крыши, пытаясь зацепиться лапами

Дракончик взмахивает лапой и вцепляется в край крыши и повисает барахтаясь на одной лапе

Дракончик смотрит вниз

Дома внизу пульсируют нервно приближаясь и отдаляясь от него

Черепица съезжая с крыши, больно бьет по пальцам

Очередной палец соскальзывает с крыши

Дракончик смотрит на единственный палец цепляющийся за крышу

Палец дрожит от напряжения... палец не выдерживает и разжимается

Крыша дома улетает вдаль (вид глазами дракончика)

Дракончик приземлился на следующую крышу

На него сыпятся куски штукатурки и не задержавшейся на месте черепица

Дракончик сползает с крыши

Дракончик пытался вцепиться (хоть во что-то нибудь, правда это дало возможность ему оказаться в хвосте колонны его шумного путешествия по крышам)

Дракончик приземлился на следующую крышу

Дракончик уже не пытался цепляться

Дракончик падает на мостовую

Осколки черепицы посыпались сверху на него

Плоский Мир. Улица Анк-Морпорка. Натура

Дракончик вскочил и пытается избавится от осколков черепицы

Приоткрываются ставни окна в доме над дракончиком

В щель ставень кто то смотрит на улицу

Дракончик бросается к стене и вдоль неё скользит до ближайшей лестницы и затаивается под лестницей

Дракончик поворачивает голову в другую сторону (скрип ставни теперь слышен с другой стороны)

Дракончик поднял голову на шум сверху на лестнице

Дракончик пускается наутек до первого угла и скрылся за ним (в тот момент, когда отворилась дверь и кто то вышел)

Дракончик смотрит на проулок в который он завернул

Плоский Мир. Улица Анк-Морпорка. Проулок. Натура

Дракончик видит образовавшийся между домами проулок (похожий на пролаз, он темной массой уходил куда то вдаль и вверх)

Дракончик попятился из проулка на улицу

Дракончик ещё раз обернулся на проулок

Дракончик выглянул с проулка на улицу

Улица пуста

Дракончик выходит из проулка на улицу и идет по ней вниз

Плоский Мир. Улица Анк-Морпорка. Натура

С другой стороны тоже показался проулок (он был чуть шире, но тоже темным и кривым и уходил вниз во тьму куда то)

Дракончик осторожно миновал проулок

Дракончик идет по улицем

Дракончик подходит к дому с аркой (дом стоит поперек улицы)

Плоский Мир. Анк-Морпорк. Двор с аркой. Натура

Дракончик входит в арку, идет оглядывается и задирает вверх голову (от любопытства)

Дракончик выходит во двор колодец (со всех сторон дома и в одном доме тоже арка)

Дракончик направился ко второй арке

Дракончик заходит в арку и идёт к воротам с калиткой (сквозь ворота видна другая более широкая улица, по бокам от ворот в стене торчали факела)

Дракончик толкает дверь, она с трудом открывается

Плоский Мир. Улица Анк-Морпорка. Натура

Дракончик выходит на улицу

Дракончик осматривает улицу

Чуть дальше у большого и ярко освещенного дома стояла карета украшенная фонарями и канделябрами и сверху как украшение сидел пристегнутый цепочкой ДРУГОЙ ДРАКОНЧИК.

Дракончик утробно зашипел...

Другой дракончик на карете (услышал знакомое шипение соперника) встрепенулся оглядываясь по сторонам

Другой дракончик на карете заметил Дракончика у ворот с аркой

Дракончик выгнулся и зашипел сильнее

Другой дракончик дернулся в попытке зашипеть в ответ, но цепь не пустила

Другой дракончик сильнее рванул и цепь рассыпалась на звенья, свалилось часть украшений с дракончика

Другой дракончик уже сорвался с кареты и мчался к сопернику

Дракончик домчался к сопернику и перескочил через него

Дракончик зацепившись за Другого дракончика упал

Дракончик вскочил кипя огнем и гневом и ринулся снова в бой

Другой дракончик тоже вскочил и пыхтя огнём нацелился на соперника

Дракончики встали в стойке готовности к бою

Вся улица затихла

Дракончики бросились друг на дружку, выпуская пламя впереди себя.

Морда Дракончика искаженная злобой

Глаза Другого дракончика, налитые ненавистью

Яркая вспышка и оглушительный грохот взрыва

Взрыв хлопает ставнями и дверями

Одна ставня отлетает от окна

Чья то проворная рука хватает ставню и умело пристраивает не место

Улица и черное пятно на мостовой

Дракончик лежит на мостовой

Дракончик приподнимается и смотрит на себя (странный цвет у него и странная прозрачность)

Дракончик смотрит по сторонам

Плоский Мир. Анк-Морпорк. Дом. Интерьер

Другой дракончик открыл глаза

Какой то дом

Другой дракончик поднимается и чуть- чуть цепляет стул

Другой дракончик смотрит на стул, проводит лапой, лапа проходит сквозь стул

Другой дракончик идет вперед, останавливается перед стеной

Другой дракончик смотрит на стену

Другой дракончик зажмуривается и высовывает голову из стены

мПлоский Мир. Улица Анк-Морпорка. Натура

мДругой дракончик открывает глаза и смотрит налево

мУлица

мДругой дракончик смотрит направо

мУлица

Другой дракончик выходит весь

Другой дракончик поворачивается к стене и подозрительно смотрит на стену

Другой дракончик поворачивается к Дракончику

Дракончик странного цвета и света смотрит по сторонам удивленно

Другой дракончик подходит поближе к Дракончику и видит сквозь него улицу

За дракончиком видно фигура в чёрном балахоне с капюшоном, острой костяной мордашкой и костяным хвостом и темной, с синим отливом косой

Фигура в капюшоне поднимает косу, взмахивает и мир потускнел, посерел

Дракончики начали парить над улицей

Они втроём остались чёткие и яркие

Фигура в черном зовет их куда-то

Дракончики берутся за руки и летят в след чёрной фигуре в небо уменьшаясь